Тина Ребер

Любовь не по сценарию

Моему мужу Кори и сыну Райану.

За ваше терпение, понимание и поддержку

в осуществлении моей мечты

Моей дорогой подруге Джанелл.

Спасибо за то, что всегда, в самые трудные минуты,

ты помогала мне сохранять присутствие духа.

Если бы не ты, этот роман остался бы

всего-навсего текстовым файлом объемом 2 Мб

А также всем знаменитостям,

которые с достоинством и легкостью разбираются с папарацци, посягающими на их частную жизнь

Предисловие

Как любил повторять мой отец: «Никогда не угадаешь, откуда ветер подует». Я привыкла считать это глупостью – очередной поговоркой, когда нам кажется, что мы не властны над судьбой.

Но с некоторых пор я осознала, что временами задувает ветер перемен, которому под силу зашвырнуть тебя в совершенно новый мир, и ты действительно не властна над тем, куда улетишь и как приземлишься.

Я всегда была вполне довольна своей жизнью – относительно несложной и предсказуемой, с намеком на душевные переживания, приносимые случайным легким ветерком. Несколько раз мать-природа метким ударом сшибала меня с ног, но мне всегда удавалось подняться.

Иногда я всерьез считала, что помыкаю погодой и не подпускаю к себе ужасные бури.

Так было до того дня, когда в мою дверь ворвался вихрь и унес меня прочь.

Глава 1

В сердце циклона

– Ой-ой, Тарин, сделай громче! – Обезумевшая Мэри воздела палец, продолжая другой рукой смешивать джин-тоник.

Ее внезапное возбуждение застало меня врасплох, и я подскочила. Поспешно схватив пульт от телевизора, я на ощупь прибавила громкость: передавали вечерние новости. Могла бы сразу догадаться. В последние дни Мэри, да и любая другая жительница города, считала единственной важной местной новостью отнюдь не распродажу обуви и даже не акции с «подарочными туфлями».

Нажав на клавишу пульта, я тут же поняла, что не надо было этого делать, но исправлять оплошность было слишком поздно. Ущерб уже был нанесен.

– Похоже, спятившие фанаты устроили еще одну пробку, – произнесла я со смешком, притворившись, будто меня это волнует.

На миг мне почудилось, что повторяют вчерашние известия. Камера показывала изрядную толпу возбужденных девиц, выстроившихся вдоль дороги, – опять. Они шпионили за съемочной группой, снимавшей фильм на одном из наших местных пляжей, и надеялись мельком увидеть «его» – опять.

Движение на Оушен-Вью-драйв почти застопорилось, и только эти девицы сновали между беспорядочно припаркованными автомобилями. Полиция изо всех сил старалась сдвинуть хаос на тротуар, невольно создавая еще больший беспорядок.

– Он обязательно обратит внимание на все их плакаты «Я люблю Райана», – закатывая глаза, пошутила я над этим абсурдом.

Из того, что я видела и слышала о нем, я предполагала, что ему нет никакого дела до этих мажорок и их детских знаков любви и обожания. И все же их поведение ставило меня в тупик. Что заставляет этих девиц – и даже взрослых женщин – тратить время на изготовление плакатов, а потом стоять с ними у оживленной магистрали? Они действительно думают, что в один прекрасный день он возьмет и притормозит?

– Дорогуша, этот плакат с моим именем, написанным светящимися розовыми буквами в окружении серебряных сердечек, – блестящий художественный образ моей жизни. Он оправдывает мое существование и жутко меня заводит. Пожалуйста… иди ко мне… сбежим вместе…

Я потянула Мэри за руку, прикидываясь «им».

У завсегдатаев, сидевших за барной стойкой, мои кривляния вызвали смех. Между тем девушки, которых интервьюировал телерепортер, заверещали еще громче. Я вновь направила пульт на телевизор и быстренько убавила громкость их оглушающих воплей, но лучше бы вообще переключить канал.

– Подожди секунду, я хочу посмотреть. – Мэри поспешно отобрала у меня пульт и уставилась на экран.

– А-а, смотри, вот он опять! – взвизгнула она.

Кое-кто из дам, сидевших за барной стойкой, привстал, чтобы лучше видеть происходившее.

– Эй, аккуратнее, – заметила я.

Мэри была настолько поглощена новостями, что уже лила водку мимо стакана.

– Черт, посмотрите на него. Он обалденный! – крикнула Трейси, одна из моих постоянных клиенток.

Бизнесмены за столиком близ телевизора шумно возмутились и велели мне переключиться на спортивный канал.

Я машинально бросила взгляд на экран, желая узнать, из-за чего сыр-бор, но успела увидеть лишь часть головы, уже скрывавшейся в автомобиле.

С тех пор как «он» и «труппа» нагрянули в наш город, прошло около двух недель, но мне уже успели наскучить разговоры о них. Местные радиостанции и информационные агентства безостановочно и настырно говорили об актерах. Я отчаянно вспоминала, какой была наша жизнь до их появления, но удавалось с трудом.

Я быстро переключила внимание на более важные вещи, а именно на клиентов – двух хорошо одетых молодых людей, только что усевшихся за стойку у первой грозди пивных кранов. Один, ослабив узел пестрого галстука, отдыхал после долгого дня в офисе. Он поймал мой взгляд. Я уже видела его в нашем пабе, и вот он широко улыбался мне.

Еле заметно вздохнув, я дожидалась, пока стеклянная кружка у меня в руке наполнится янтарным пивом. Сжимая пальцами массивную деревянную рукоятку крана, я быстрым движением отсекла струю. Потом взяла протянутую мне десятидолларовую банкноту и перешла к следующему делу.

– А он славный, – шепнула Мэри.

Я пробила на кассе чек.

– Он женат.

Мэри оглянулась, проверяя.

– Кольца нет, – шепнула она несколько озадаченно.

Плохо смотрела.

– Там виден след.

Я принесла ему сдачу. Мэри была удивлена моей наблюдательностью. Она не знала, что в прошлый раз, когда этот тип явился в мой паб, на безымянном пальце левой руки у него красовалось золотое кольцо. Бедняга… не иначе как оно соскочило, пока садился.

Я рассеянно мыла в раковине грязные стаканы, а последние лучи закатного солнца просачивались красивыми пурпурно-розовыми отсветами в большие фасадные окна моего паба.

Мой паб – теперь я говорю это с полным правом, хотя душевные муки, которые мне пришлось вынести, чтобы оказаться в этом месте, никогда, даже через тысячу лет, не будут оправданы. Только не личная потеря. Но опять же, бывает ли в жизни справедливость?

Я тщательно готовила себя к будущему… Колледж, экзамены на отлично, степень магистра. И все же, несмотря на мои энергичные усилия, судьба явно припасла для меня иное будущее, в котором не приходилось печься о чужом финансовом положении.

Я глазела на окна, воображая несказанную красоту вечернего неба над Атлантикой. У меня мелькнула мысль сбегать на крышу, чтобы полюбоваться закатом, но куда там – приближался «счастливый час».[1]

Несмотря на огромный за последние годы приток новых людей в наш небольшой городок Сипорт, штат Род-Айленд, число моих клиентов, как это ни странно, не увеличивалось. Наверное, потому, что основная жизнь кипела на другом конце города.

С тех пор как по нашим улицам впервые прогрохотал автопоезд, нагруженный дорогими камерами и прочей киноаппаратурой, прошло почти два месяца. За ним немедленно прибыла многолюдная съемочная группа. Целыми стадами, по частям.

Полиция в мгновение ока перегородила отдельные дороги, а на свободной парковке близ пустовавшего пакгауза на седьмом причале были натянуты огромные белые тенты. Для освещения всей территории установили прожекторы, а у новенького забора поставили резервные механические краны.

Рядами выстроились длинные белые трейлеры. Мне это напоминало времена, когда в городе устраивался карнавал. Единственное, чего недоставало, так это чертова колеса.

Все проходило спокойно, но лишь до прибытия голливудских звезд. С ними приехали репортеры, фотографы и толпы одержимых фанатов. На улицы словно выпустили бешеных собак. Все посходили с ума.

Однако наибольший интерес привлек двадцатишестилетний актер, за один вечер ставший мегазвездой.

Райан Кристенсен.

Шесть футов два дюйма, русые волосы, голубые глаза, потрясающее тело, как я успела разглядеть в журналах, которые Мэри исправно совала мне под нос, и, если верить сообщениям, снова одинокий.

О, как они взвились – все, кроме меня.

Мэри и некоторые мои клиентки приходили в неописуемое волнение, стоило им мельком увидеть его на телеэкране. Спасибо, что дело не доходило до воплей и визга, как у фанаток, которых показывали в новостях.

Я не могу понять, с чего у женщин начинается истерика при виде знаменитого певца или кинозвезды. Я помнила видеоролики, в которых женщины сходили с ума при виде Элвиса или «Битлз». Визжали, плакали и падали в обморок, едва увидев своих любимцев. Согласна, это заводит, но надо же контролировать свои эмоции и поведение. Не мой случай, и все.

В отрочестве я никогда не развешивала по стенам фотографии кумиров подростков. Вместо этого я открыла для себя изобразительное искусство. Мою спальню украшали репродукции классической живописи вперемежку с собственными художествами. Таков мой стиль – более вещественный, осязаемый.

Очередной клиент повторял, и я принесла новый кувшин пива.

– Пять пятьдесят, пожалуйста.

Я улыбнулась в ответ, чуть пританцовывая под iPod, заглушавший барные колонки.

Пожарный, сидевший передо мной за большим круглым столом с компанией сослуживцев, приподнял пустой кувшин, дабы завладеть моим вниманием.

– Ты очень нравишься Филу, – шепнула Мэри.

– Кто такой Фил? – спросила я, откидывая назад длинные белокурые волосы и стараясь убрать пряди, назойливо лезшие в рот.

Мэри закатила глаза.

– Тарин! – произнесла она укоризненно.

– Извини, но я не знаю, о ком ты говоришь.

Я действительно понятия не имела, кто такой Фил.

– Управление пожарной охраны! – Она покосилась. – Красивый парень, который тебе улыбается. Он недавно развелся и теперь свободен.

– Этот, что ли? – кивнула я в его сторону. – Я думала, его зовут Тодд.

– Нет, это Фил, – посмеиваясь над моим смущением, поправила меня Мэри. – Он спрашивал про тебя.

Я откупорила новую бутылку водки, прикидывая, где слышала имя Тодд.

– Ну? – нетерпеливо спросила Мэри.

– Не колышет, – пробормотала я, смешивая «Грязный мартини» для Сэнди, которая попросила добавить туда три оливки.

Мэри уперлась кулаком в бедро, как делала всегда, когда собиралась меня вразумить. Я засмеялась над ее позой, вспомнив, как в школе мы, прислонившись к нашим шкафчикам, болтали о мальчишках.

Хорошо хоть на этот раз, принявшись меня отчитывать, она понизила голос, чтобы сидевшие за стойкой не услышали каждое ее слово.

– Тарин, чем он тебе не угодил? Он чертовски хорош.

– С ним все в порядке, – вздохнула я.

Я поспешила отнести мартини. Не важно, хорош он был или нет. Второй женой я не буду.

– А как насчет Дэна? Вон он, – предложила Мэри. – Недели не проходит, чтобы этот бедняга не пригласил тебя на свидание. Он тоже классный. Может быть, Джефф? Кевин, Энди?

Она украдкой показывала на всех подряд.

Я переводила взгляд с лица на лицо. Некоторые из этих мужчин в свое время подкатывались ко мне, и каждому я врала, что у меня уже есть бойфренд.

– Надо же дать этим придуркам шанс… Может, кто-то и подойдет, – подзуживала Мэри. – Будь у меня твое тело, оно бы ни дня не скучало.

Ей можно было и не вилять задом – намек был ясен. Я закатила глаза:

– Ну это вряд ли. И я не из таких. Ты меня знаешь давно.

– Тар, прошло уже восемь месяцев. Ты ведешь нездоровое существование.

– Нездоровое по сравнению с чем? – спросила я.

У меня до сих пор тупо ныло в груди после расставания с человеком, вдребезги разбившим мое сердце. Дальше можно было не объяснять. Мэри отлично знала, что я имела в виду.

– К тому же мне нравится мое существование, – ухмыльнулась я с излишним энтузиазмом.

Надежное, предсказуемое и беспечальное бытие.

– Просто хочется снова видеть тебя счастливой, – пробормотала Мэри, сдаваясь.

– Не волнуйся за меня. Со мной все хорошо.

По сути дела, я вполне свыклась с тем, что лгу и ей тоже. Она не знала, что сегодня под утро мне приснился очередной глупый сон или, скорее, кошмар с участием Томаса.

– Мне не нужен опечаленный разводом парень, – бросила я ей уже на ходу.

Мужской голос неуверенно окликнул меня:

– Тарин!

У барной стойки маячил пожарный Фил.

Испугавшись, что он услышал, я инстинктивно втянула голову в плечи. Я очень надеялась, что Фил не разобрал моей реплики, иначе впору было провалиться сквозь землю.

Я вопросительно посмотрела на Мэри. Она сделала большие глаза и слегка пожала плечами, но мне это ничуть не помогло. Я запаниковала. Меньше всего мне хотелось обидеть его.

Фил помахал передо мной двадцаткой, указывая на новый кувшин с пивом, который я по-прежнему держала в руках.

– Хотел спросить, ты не была еще в новом стейк-хаусе на бульваре?

Он так волновался, что я с трудом разобрала слова. Обдумывая его вопрос, я на миг прикрыла глаза и сделала глубокий вдох через нос. Так он, значит, приглашает на свидание.

– Нет, а вот Мэри была.

Я поспешила с его деньгами на кассу и стала медленно нажимать на клавиши, пытаясь придумать, как бы помягче ему отказать. Я догадывалась, что будет дальше.

– То есть я говорю… Ты не против… Давай там поужинаем?

Предложение далось ему нелегко. Мне было искренне жаль его, и я не хотела говорить того, что сказала.

– Фил, очень мило с твоей стороны пригласить меня, но я уже встречаюсь с одним человеком. Извини.

Эта ложь, подобная горькой пилюле в конфетной обертке, прозвучала столь убедительно, что я сама почти поверила в нее.

– Так с кем ты нынче встречаешься? С правой рукой или с левой? – съязвила Мэри, когда Фил удалился.

Я не смогла удержаться – сработал какой-то ребяческий инстинкт, и я показала ей язык.

– Знаешь, в чем твоя проблема? Тебе надо трахнуться, – сквозь зубы проговорила она. – Нет, не самой с собой. Возьми кого-нибудь из этих ребят и займись с ним бессмысленным горячим сексом, от которого крыша едет.

В ответ на эту подлую реплику я шлепнула ее по заду мокрой тряпкой.

– Так вот чем бы ты занялась, не будь замужем? – рассмеялась я. – Просто хочу разобраться с этим твоим замечательным советом. Что-то не припомню, чтобы ты выбирала Гэри из этой публики.

– А-а… – Мэри раздраженно махнула рукой. – Ты безнадежна.

Я испустила шумный вздох, означавший согласие.

– Почему бы тебе не полюбезничать с ним? Я слышала, что пожарную охрану вызывали утром на съемочную площадку. Вдруг он сумеет нас туда провести? – Мэри пожала плечами. В ее голосе звучала надежда.

Наморщив нос, я выдвинула контрпредложение:

– Ну так давай сама. Я не хочу ошиваться у какой-то съемочной площадки, как спятившая фанатка.

– Кстати о фанатках, ты слышала, что вчера вечером полиции пришлось сопровождать его лимузин до гостиницы? – спросила Мэри, постукивая длинным ногтем по фотографии Райана Кристенсена в свежей газете. – Пишут, что там была толпа женщин. Они снова окружили здание.

Я закатила глаза и продолжила вытирать полотенцем стойку. Меня нисколько не волновали эти банальности, но проигнорировать их было невозможно. Каждый желал узнать мельчайшие подробности о «нем» и его собратьях по ремеслу, об их гламурной жизни. Фотографы и репортеры охотились за ними день и ночь.

На мой вкус, все это выглядело абсурдом, но складывалось впечатление, что Райан Кристенсен был наркотиком, на который безнадежно подсели все.

– Девицы пытались устроиться спать на тротуаре и все такое… Копам пришлось их прогнать, – рассказывала Мэри клиенткам за стойкой, складывая газеты в аккуратную стопку.

Я покачала головой, пытаясь представить себе расплату за лежание на холодном асфальте при десятиградусной температуре. Днем было по-летнему тепло, но вечером – холодно: наступил последний день сентября.

– Поразительно, – пробормотала я.

– Теперь им придется ночевать на пляже, – вмешалась Сэнди, наш местный косметолог.

Она отпила мартини, а остальные внимали в ожидании разъяснений.

– Сегодня в салон приходила девушка из отеля «Лексингтон», – сообщила Сэнди с напускным равнодушием. – Она сказала, что все это не подлежит разглашению, но служащим сообщили, что нынче туда переселят всех актеров. Охрана там лучше, и есть частные въезды в гаражи. Не знаю, но так или иначе они окажутся неподалеку.

– Серьезно? – взвизгнула Мэри. – То есть Райан и его команда будут в трех малюсеньких кварталах отсюда? – Она указала в окно в направлении Малберри-стрит.

– Мне до сих пор не верится, что вторую часть «Побережья» снимают в нашем городе. Наверняка получится даже лучше первой, – захлебывалась Мэри.

– Ладно тебе, уже в сотый раз повторяешь, – съязвила я.

– Ну если бы ты удосужилась посмотреть первый фильм, то поняла бы, с чего мы разволновались, – огрызнулась она.

Сэнди продолжила:

– В салоне мне попался журнал, и там написано, что он спит с девушкой, сыгравшей главную роль в его последнем фильме… Как ее звать? Сюзетта? Сюзанна?

– Нет, Сэнди, это неправда, – качая головой, парировала Мэри. – Он встречался с Лорен Делани из телешоу «Новые времена», но они расстались.

Тон Мэри был чуть ли не сочувственным. Она отбросила с плеч длинные темно-каштановые волосы, всем видом показывая, что ей жаль этого человека, с которым она лично не знакома.

– Я слышала, будто кто-то на прошлой неделе украл из гостиницы кое-что из его одежды и пытался продать на eBay, – добавила Трейси.

– О, да это ерунда, – вмешалась я, пытаясь представить себе чокнутого, который стал бы покупать чьи-то ношеные шорты. От этой мысли меня передернуло. – Кому это нужно, черт возьми? Ну, кто бы это ни был, надеюсь, его арестуют. – Мой разум не вмещал эту нелепость. – Мы действительно живем в опрокинутом мире.

– Вот бы он меня опрокинул, – проурчала Мэри, качнула бедрами, и я рассмеялась.

– Лучше опрокинь пивной кувшин! Ну пожалуйста. У наших пожарных еще бушует огонь.

Мне было неловко из-за того, что я бортанула Фила, и я решила загладить вину бесплатным кувшином пива. Но если по правде, мне совершенно не хотелось к нему подходить.

– Да отнеси же сама. Почему хотя бы не поговорить с парнем? Он же такой симпатичный, Тарин.

– Мэри, мне это не интересно, понятно?

– Ну, раз уж ты дала зарок ни с кем не встречаться… – пробормотала она. – Вот, тут для тебя кое-что есть. Не порно, но близко к тому.

Мэри со смехом рылась в своей огромной сумке.

Затем извлекла оттуда очередной бульварный журнал с большой глянцевой фотографией Райана Кристенсена на обложке. Подпись под снимком гласила:

ПРАВДА О РАЙАНЕ:

Его бывшая любовница рассказывает ВСЕ!

Я поджала губы и отвернулась, досадуя на то, что чья-то бывшая любовница имеет наглость «рассказывать все». Пожалуй, без нее ему было лучше.

– Эй, дай-ка взглянуть! – завопила Трейси и потянулась к журналу.

– Что с тобой, Тарин? – Мэри притопнула ногой. – Посмотри на него, разве не клевый?

– Это неважно. Еще один самодовольный тип. К тому же мне есть о чем подумать – например, с чего бесятся Джордж и Тед, которым я еще не принесла выпивку.

– Угу, как будто эти старые пердуны куда-то спешат. Разве что в очередную алкогольную кому, – заявила Мэри.

Я одарила ее устрашающим взглядом:

– О ком же вы будете сплетничать, когда знаменитости уедут? Придется искать новый объект.

Я не могла удержаться от смеха.

– Мы будем говорить о тебе, Тар. Усядемся кружком и предадимся воспоминаниям, как ты развлекалась, когда плела шляпы для нищих из паутины между ног. – Мэри пихнула меня локтем.

– Ну ты и стерва, – гоготнула я.

– Ага! – Ухмыльнувшись, она прикинулась, будто собирается облить меня вискарем. – Но ты никогда меня не уволишь, потому что я твоя лучшая подруга и ты меня любишь.

Чистая правда, черт бы ее побрал.

На следующий день, когда я проснулась, в окно заливало яркое солнце. Позевывая, я отключила будильник. Очень хотелось поспать подольше, но было уже девять часов, а мне предстояли кое-какие дела.

Со стоном отбросив одеяло, я опустила босые ступни на деревянный пол моей спальни и – брр! – невольно поежилась от холода дубового паркета.

За окном взвизгнули тормоза, и я вздрогнула. Любопытство заставило меня на цыпочках подбежать к окну.

«А, доставка Мэгги», – сообразила я, выглядывая из окна в переулок, уходивший за дом.

Потом я долго стояла под горячим душем, обдумывая расписание на день. Чем больше я о нем размышляла, тем длинней становился список дел.

Из корзины с чистым бельем я выудила любимые джинсы, натянула белую футболку и взбила пальцами белокурые волосы, деля их на локоны.

Немного подкрасившись, я сбежала по лестнице и прошла через дверь, открывавшуюся прямо в паб.

– Доброе утро, милый мой бар, – обратилась я в пустоту. – Пора просыпаться и приветствовать новый день.

Я раздвинула шторы, глядя, как в солнечном свете плавают микроскопические пылинки, и в который раз подумала, что надо вымыть окна – грязноватые. Надо попросить стремянку у моего приятеля Пита. Не забыть бы.

Но это подождет. Сегодня среда, а я еще не обновила афишу на уик-энд.

В эти выходные в «Митчелл-пабе» выступают:

Пятница, 3 октября: Марк Терха

Суббота, 4 октября: Стей Ного

Положив мел в коробку, я вынесла грифельную доску на тротуар.

Мне пришлось зажмуриться от яркого солнца, особенно после полутемного паба. Ух ты! Ну и здорово здесь.

Я прислонилась к косяку, дыша глубоко и прикрывая глаза, чтобы почувствовать на щеках теплый солнечный свет. Даже воздух сегодня был лучше.

Может, раз выдался такой погожий денек, открыться попозже и посидеть с хорошей книгой на крыше? Очень заманчиво. Поводы устраниться от дел становились угрозой моему списку, однако ответственная часть сознания быстро взяла верх. Нет, у меня много дел в пабе. Надо поскорей… еще минутку… солнышко такое теплое…

Услышав безумные женские вопли, я захлопала сонными глазами. Поскольку я была ослеплена солнцем, мне не сразу удалось присмотреться к толпе, мчавшейся в мою сторону.

Тут я его и заметила. Это оказался Райан Кристенсен, который на полной скорости несся по тротуару. Наше столкновение казалось неизбежным.

– Где задняя дверь? – спросил он заполошно, едва не сбив меня с ног.

Я неуклюже попятилась и схватилась за косяк, чтобы не упасть.

– Там, – быстро ответила я, вытянув дрожащую руку, но он уже бежал через паб.

Вместо того чтобы свернуть за угол и скрыться за кухонной дверью, он проскользнул в первую попавшуюся.

– Нет, не сюда, – выдохнула я и, спотыкаясь, поспешила за ним.

Но было поздно. Он исчез за дверью, ведущей в мою квартиру.

– Черт побери! – выругалась я.

Не успел он пропасть из виду, как входная дверь распахнулась и с грохотом ударилась о стену. В дом ворвалась стайка женщин, позади маячили мужчины с камерами, но эти, как ни странно, остались на улице.

– Тпру! Стойте там. Подождите! О нет, нет!

Буквально расплескивая слова, я подбежала к двери. Чутье подсказывало, что нужно остановить их, пока они не углубились в помещение бара. Было очевидно, что беглец спасался именно от них.

– Мы видели, как он вошел сюда, – отрывисто проговорила одна, невменяемая с виду, и попыталась протиснуться мимо меня.

– Нет, его здесь нет, он выскочил через заднюю дверь, – пронзительно крикнула я, заступая ей дорогу. – Если побежите по улице, то догоните. – Я надеялась, что моя ложь звучит убедительно. – Вам придется уйти отсюда. СЕЙЧАС ЖЕ! Не заставляйте меня звонить в полицию! – вопила я, тесня их к выходу.

Как только они ушли, я заперла за ними дверь и включила свет. Черт, что я делаю? Я запаниковала. На тротуаре собралась толпа фотографов, и уже подтягивались зеваки. Многие прижимались лицами к окнам, пытаясь заглянуть внутрь.

Встав на колени, я с проворством переползла через деревянную скамью первой от двери кабинки. Я чувствовала себя последним из уцелевших смертных, который отражает атаку зомби. С бьющимся сердцем я опустила жалюзи, отрезав от себя их назойливые рожи.

Пока я скакала от окна к окну, мои мысли носились кругами. Я была настолько поглощена маскировкой, что даже не посмотрела, где беглец.

Я попыталась восстановить последние шестьдесят секунд. Остался ли он в доме, или ему все-таки удалось покинуть здание?

Вышел ли он через заднюю дверь, когда я отвлеклась?

Глава 2

Открытые двери

Пристально вглядываясь в полумрак, я медленно приоткрыла дверь, ведущую наверх, в мою квартиру. Он сидел, съежившись, на верхней площадке, закрыв лицо ладонями. Руки его едва заметно дрожали.

Я заметила, что у него разорвана рубашка. Через большую прореху виднелся живот. О господи! Что с ним, беднягой, случилось?

Поскольку ему было явно не по себе, я немного осмелела, распахнула дверь шире и кашлянула, обозначая свое присутствие. Я понятия не имела, что сказать.

– Простите, – взмолился он, разводя руками. – Я не какой-нибудь псих. Умоляю вас, пожалуйста, не кричите.

– Все хорошо… Я знаю, кто вы такой, – произнесла я как можно мягче, стараясь успокоить его. – С вами все в порядке?

– Не совсем, – прошептал он, задыхаясь и держась за сердце. – Можете дать мне минутку?

– Конечно, – прошептала я. – Сидите сколько нужно.

– Это не задняя дверь, как я понимаю? – с усилием пробормотал он, указывая через плечо.

– Да нет же. Это моя квартира. – Мне не хотелось мешать ему, поэтому я попятилась к двери.

– Они внизу? – Прижав ладони к щекам, он прикрыл веки дрожащими пальцами.

– Нет. Там пусто. – Мне пришлось сделать еще один глубокий вдох, так как сердце продолжало колотиться от притока адреналина. – Я вышвырнула всех вон и заперлась. Жалюзи опущены, никто сюда не заглянет. Все в порядке, вы в безопасности. Оставлю-ка я вас одного.

Быстро закрыв дверь, я вернулась в бар набивать холодильники бутылочным пивом. Мне надо было успокоиться и отвлечься.

Через несколько минут дверь скрипнула, и я увидела, как он озирается – нет ли кого еще. Несчастный был насмерть затравлен.

Он медленно подошел к барной стойке:

– Не возражаете, если я немного здесь посижу?

Райан говорил так тихо, что я почти не расслышала.

– Да, конечно. Садитесь, пожалуйста, – шепнула я в унисон. – Не хотите чего-нибудь выпить? Газировки, пива… или чего покрепче?

Поставив локти на стойку, он схватился за голову.

– Значит, пива можно? – выдохнул он.

Райан был не в том состоянии, чтобы выбрать сорт, и я поспешно налила из крана. Он принялся шарить по карманам, руки все еще тряслись.

– Все в порядке. Прошу вас, не беспокойтесь, это за счет заведения.

– Вы уверены? – робко спросил он. – Вы не обязаны это делать. Не хочу вас обременить.

– Да все нормально. Это мой паб. Я здесь хозяйка, – ответила я, чуть пожав плечами.

Райан прищурился:

– Спасибо. Вы не представляете, как я вам благодарен.

Он издал глубокий вздох облегчения. На губах заиграла слабая улыбка.

– Нет проблем. Прошу вас, сидите, отдыхайте и не волнуйтесь. Обещаю не мешать, – тихо сказала я и выставила ладони, обозначая дистанцию.

Вынув из картонной коробки очередную упаковку пива, я вновь открыла холодильник. Я нервничала и чуть не уронила ее; по ходу, спасая дело, я опрокинула несколько бутылок внутри. Мне пришлось нырнуть за ними, выпавшими из держателей, и я чуть не упала в холодильник сама.

Я покраснела от неловкости. Ведь Райан, наверное, видел, как я задрыгала ногами. К счастью, холод камеры остудил жар, подступивший к щекам. Может, остаться здесь? Тогда не придется смотреть на него?

Страницы:

1



Источник: http://www.litlib.net/bk/48321/read


Поделись с друзьями



Рекомендуем посмотреть ещё:


Закрыть ... [X]

Любовь не по сценарию Тина Ребер книга из серии Любовь Поздравления с шуточными подарками для молодоженов

Любовь не по сценарию fb2 Тина Ребер Любовь не по сценарию скачать книгу fb2
Любовь не по сценарию fb2 Любовь не по сценарию. - Книги для Вас - Скачать
Любовь не по сценарию fb2 Любовь не по сценарию (fb2) КулЛиб - Классная
Любовь не по сценарию fb2 Читать онлайн книгу Любовь не по сценарию
Любовь не по сценарию fb2 Ребер Тина - Любовь не по сценарию, Читать
Любовь не по сценарию fb2 Любовь не по сценарию Скачать fb2 книги и
Любовь не по сценарию fb2 Книга Любовь не по сценарию
Любовь не по сценарию fb2 30 идей конкурсов в социальных сетях Статьи проекта «Лайкни»
TERA Online - скачать онлайн игру, обзор Анализ научно-методической работы Душевные Поздравления с Юбилеем Женщине в Стихах Кроссворды МБУ Дом молодежных организаций Дом Неизвестный Байконур Подарок Батюшке - запись пользователя Катерина (kozlovakate) Прикольные тосты к юбилею в 50, 55, 60 лет

ШОКИРУЮЩИЕ НОВОСТИ